4 - 10 ЯНВАРЯ 1999 ГОДА
События в Англии набирают обороты, Пожиратели смерти ищут тех, кто виновен в гибели чистокровных волшебников, в то время как Орден Феникса пытается освободить больницу Святого Мунго от магов с метками, дабы вернуть спокойствие в Лондон. Ученикам же предстоит подготовиться к грядущим экзаменам, встретить Рождество и не поддаваться унынию… читать далее
В игру требуются: Нортон Мальсибер, Захария Смит, Яксли, Ханна Эббот, Лиза Турпин, Селвин, студенты рейвенкло и хаффлпаффа, Андромеда Тонкс, члены Ордена Феникса

Hogwarts and the Game with the Death

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » По следам улиток


По следам улиток

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Временной промежуток
27 декабря
2. Имена всех участников
Гарри Поттер, Беллатрикс Лестрейндж
3. Описание/текст квеста
Давних друзей не забывают, и с каждым разом встречи могут становиться все более незабываемыми. Особенно, если есть такое богатое прошлое. А в случае миссис Лестрейндж, всегда есть что еще сказать, когда речь заходит о Том-Самом-Мальчике.

0

2

Прогулка, порой, выступает следствием тупика. Цепочка событий, которая привела к тупику, не позволяла решить, куда двигаться дальше. Гриффиндорец представить себе не мог, что теперь делать, ведь омут памяти достать не будет просто, и более того, нелегко объяснить, для каких целей им этот предмет. Парень знал, воспоминания необходимо изучить, и быть может, имело смысл поговорить с профессором Слизнортом, только выработать стратегию, что сказать для того, чтобы он ничего не заподозрил. Простой интерес, это совсем не то, что испытывал Гарри, и со стороны могло показаться, что юноша никак не может успокоиться, то ему нечего больше делать, или хуже того, лавры героя давят на мозг. Только Поттер был уверен, все началось с того самого дня, когда он был в доме Дурслей, и принял решение не появляться больше в мире волшебников.  Пожиратели смерти недолго были тихими, они что-то задумал, и пока им не удалось выяснить, что именно они предпринимают для того, чтобы снова поставить мир магии под угрозу. Надевая капюшон на голову, Гарри ускорил шаг, убирая руки в карманы. Погода была не самой теплой, только он не мог больше сидеть на месте. Направился в Хогсмид, под предлогом необходимых покупок. Это не правда, но ему придется что-то взять и принести. Решив, что возьмет какие-нибудь книги в лавке, юноша торопливо шел по улице, стараясь никому не попадаться на глаза. Ему сейчас не хотелось ни с кем говорить, настроение было таким же плохим. Как и погода. Небо, затянутое облаками и мокрый, мелкий снег, и порывами ветра, не добавляли радости происходящему сегодня. Гарри хоть и понимал, что предстоит многое сделать, решил ограничиться тем, что может. В его силах не так уж и много, и требовалось найти только омут памяти, чтобы понять, для чего, и главное, что именно скрыть хотел Волдеморт в той стене. Его воспоминания, наверняка, те еще вещи, отдыхают фильмы ужасов, на которые он не мог попасть из-за отсутствия денег и разрешения. Правда, ему это и перестало быть интересно сразу после первого курса обучения. Квирелл, у которого торчал из затылка Темный Лорд то еще зрелище. А уж василиск, дементоры и прочие угрозы, запросто могли стать причиной Оскара для фильмов магглов. Гарри рад бы поделиться своими знаниями и готовыми сюжетами, да смысла в этом не было, как и в том, что парень вообще допустил подобную мысль. В книжном магазине не было людно, гриффиндорец походил вдоль полок, выбрал все. Что ему было нужно, и не слишком нужно, взял какие-то книги для Гермионы. Умудренное название, значит, подруге точно подойдет. Себе же он выбрал литературу, подходящую для аврора, почитает на досуге, почерпнет необходимые знания, или хоть обогатит свой внутренний мир. Собрав все в пакет, с помощью магии уменьшая и облегчая, скрывая во внутреннем кармане куртки, Поттер медленно направился в сторону своего дома. Даже странно, после каникул выпускной и все, Хогвартс позади. Он заходил уже на каникулах в замок, поздравил всех, кто остался на праздники в стенах родной школы, и теперь, мог быть на площади Гриммо. Вместе с Кикимером, он приводил поместье в порядок, можно сказать, до блеска вычищал гобелены, красил пол, забивал гвозди и вешал полки. Дом начинал выглядеть  лучше, было хоть видно, что в нем кто-то живет. Поттер вычистил камин, перепачкал саже всей вокруг, под бормотание домового эльфа, а потом и отмыл все сам. Домовой эльф помогал, а что-то и вовсе переделывал, но все не так ужасно, как могло быть. Гарри сделал круг, пошел в обход, обдумывая все, что скопилось. Закон подлости есть, и он никогда не обходит парня стороной. Впереди была фигура, и гриффиндорец не сразу сообразил, чем может обернуться такая встреча. Выругавшись, заметив темные, волнистые волосы, да и прислушавшись к злости, которая так и кипит внутри, Поттер узнал старую знакомую. Когда-то он поразил ее непростительным заклинанием, надеялся, что ее жизнь закончится после битвы за Хогвартс, но попалась живучая особа, с большим магическим потенциалом, но при этом, минимумом совести. Эту женщину он просто ненавидел, желал ей только зла. И причем так, чтобы она смогла ощутить все, что чувствовали другие. Рука сама потянулась в палочке из бузины, парень сделал выпад, чего прежде себе не позволял. Первым нападать, не его стиль, он всегда только защищался, но сейчас, ненависть диктовала совершенно другие условия, другие инструкции. Гарри осознавал, что делает, и Лестрейндж ему не было жалко. «Sectusempra» невербально используя магию, парень хотел успеха своей задумке, но ещё больше ему хотелось уволочь мадам Лестрейндж в Азкабан, прямиком к дементорам.

+1

3

Она вышагивала легким, почти летящим шагом. Несмотря на годы, Белла вовсе не ощущала себя старой и ветхой, чтобы начать разваливаться и кряхтеть о молодости. Ведьма поддерживала состояние своего тела на комфортном для себя уровне. Конечно, ее день не начинался с зарядок, но что может быть лучше, чем охота на жалких, ничтожных жуков, которые вечно топчутся под ногами и так надоедливо не желают уйти по-хорошему. Впрочем, такой вариант избавления ей не очень-то и нравился. Она не готова была сложить палочку и доживать свои века в тишине и спокойствии. Не была она уверена, что и Рудольфусу пойдет на пользу такая жизнь, а за мужа она переживала. Можно сказать даже, что после некоторых событий она стала ощущать к нему глубокое уважение. Она как-то очень неудачно расценила окружающих вокруг, была слишком увлечена своим любимым делом, а в итоге каждый открыл новую для нее сторону. Напевая себе под нос что-то несвязное, прицепившееся к ней еще дома, Лестрейндж бродила здесь не ради того, чтобы скоротать день. Ее цель была достаточно определенной и понятной, и в последнее время она понимала, что никому нельзя ничего доверить. Малфой уже испортил один раз все. По крайней мере, именно так и была расценена ею попытка блондина поймать мальчишек. Возможно, она придиралась, но кто рискнет сказать нечто подобное ей? Разве что два человека. Один имеет полное право, а второй…Что ж, Рабастан всегда был в достаточной мере самоуверен и нагл, чтобы любому озвучить все, что находится в его голове. Белла против не была. Лучше так, чем предательство за маской лести. Тошно становилось от одной подобной мысли. Кстати, она даже не пообедала, а погода становилась все хуже. Какое-то время ведьма еще скрывалась под капюшоном, пока дорога ее пролегала сквозь оживленные места, но это было необходимо еще и для ее поисков. Но затем ей надоели эти прятки. Она решила, что пора искать ее цель в Хогвартсе. Ведьма скинула капюшон, стоило скрыться последнему человеку, и шла по далеко не самой оживленной тропе прямо к границе защитных чар Голда. Не откажет ведь он такой милой леди как она в одном маленьком одолжении. Но судьба, порой, подарки приносит за все пережитое на блюдце, да еще и с золотой каемкой. Сначала она не придала значение звуку за ее спиной. Обычные шорохи. Но затем они стали громче, отчетливее, и снова замерли. Любопытство действовало в два направления: что же дальше, и кто же это. Чтобы проверить оба, она безмолвно использовала щит и стала ждать. Когда же магия ударилась об оболочку, пробив ее и оставив несколько ран на левой лопатке, а так же менее ощутимые царапины по всему телу, ведьма обернулась. И сюрприз, подарок Судьбы, она оценить могла по достоинству. Даже не пришлось изображать удивление. Оно было более, чем искренним. Глядя на Поттера, Беллатрикс растянула губы в улыбке. Ранение не было серьезным, а вот мальчишка ее удивить сумел.
- Гарри! Так рада тебя видеть! А ты так не радушно меня встретил, - она поцокала языком, изображая осуждение. – Нападать вот так, кто учил тебя манерам? Вероятно, твой крестный? – для нее это была хромая собака их семейства. Давно прирезать нужно было, да все руки не доходили. А когда, наконец, все удалось, возникли защитники. Что же за мир такой, в котором ничтожества считаются мучениками. Этой грязи быть в их мире не должно. Поттер ей хоть и был забавен временами, но это скоро перестанет нравиться. Мальчик вырос, стал слишком самоуверенным и назойливым. Везде лез, защищал слабых и беспомощных. И, вероятно, рыжие девочки были его слабостью. Только вот Джинни никогда не была интересна ей, пустая трата времени. Семейство Уизли и другие могут немного сократить. До приемлемого количества.
- Отдай мне бузинную палочку, Гарри, а то пораниться можешь, или чего хуже, - отправляя в мальчишку излюбленное Круцио, она невербально повторила магию дважды. – Я пришла поговорить, Поттер, но мы можем и поиграть для начала.
Снова говоря о том, что его явно воспитывал кто-то малообразованный, она рассмеялась. Белла повторила щит, на этот раз используя его более осмысленно, и скорее ради страховки. Неприятно, когда рвут твое любимое платье или пачкают его. А у мальчишки явно руки чесались, и она продолжала его провоцировать, напоминая о Сириусе. Занятно, когда другие теряют контроль над собой.

Saresto - щитовые чары, работающие по принципу рассеивания. Отбивает все кроме заклинания смерти, заклинающий может использовать другие заклинания, пока стоит щит.

+1

4

Простить смерть Сириуса он никогда не сумеет, и по этой причине. Готов был идти наперекор собственным принципам, чтобы достать эту женщину. Она подло ударила его в спину, знала, что не справится с Блэком в честной дуэли, и потому поступила так подло. Впрочем, подлость в крови у нее. Так что Гарри был полон решимости отомстить. Крестный мог бы жить спокойно, после доказанной его невиновности, это все еще не было сделано, но Поттер займется этим сразу. Как окончит школу. Сириус долгое время был в Азкабане, он потратил свою жизнь, не был в силах отомстить Петтигрю, и его считали преступником. Поттер докажет обратное, чего ему это не будет стоить. Гриффиндорец всегда старался поступать правильно, но теперь, когда представился шанс на самом деле поквитаться, юноша готов был отказаться от предрассудков. Беллатрикс Лестрейндж могла многое, но и у нее есть право на ошибку, есть шанс ее допущения, и Гарри найдет слабое место. Он долгое время был любимой грушей Дадли, кузен издевался над ним как мог, начиная с одиннадцати лет, ему в стенах школы постоянно грозила опасность, так что он воспользуется этим опытом, чтобы заставить женщину пожалеть о своем поступке, совершенном несколько лет назад. По счетам платят все, когда-то и он заплатит, но сейчас, мадам Лестрейндж заплатит за все, что она совершила. Все равно он не успокоится, будет ее искать и преследовать. Она выжила во время битвы за Хогвартс. Но отправится вслед за своим хозяином. Любой собаке нужен хозяин, а эту проще утилизировать, как и Волдеморта. Слова о Сириусе всегда приводили его в ярость, но Гарри знал, что так будет, был готов к этому выпаду, и только сделал несколько шагов вперед, также удерживая волшебную палочку в руке. Да, с ним играли. Как с котенком, упустили из виду лишь то, что Поттер умудрился вырасти с почти устойчивой психикой. Гриффиндорец если и не знал, как будет действовать женщина, то должен был предположить. Он крепко сжал зубы, но сдержать крик не вышло, он только выстроил вокруг себя магию, чтобы новые атаки, не достигли его, и невербально использовал магию обезболивания. Так стало чуть легче дышать, хоть и тело ломало, казалось, что кости выкручивает и одновременно ломает, но он старался делать вдохи носом и выдохи ртом, чтобы не дать гневу взять над ним контроль. Победить эту женщину трудно, но она явно думает, что победа будет легкой. Пусть, так лучше даже. Она может быть самоуверенна, рассчитывать, что он быстро будет обезврежен. Могло быть и так, гриффиндорец не мог знать, что будет, но ему не хотелось закончить все так, без отмщения.
- О, мадам Лестрейндж, я учился у Вас, встречать гостей доброжелательно, с учтивостью, - Гарри не думал даже теперь сворачивать с намеченного пути, - Палочку? Так в чем проблема? Попробуйте ее отобрать, или что, Волдеморт плохо учил? Тяжело было подчиняться, как же Вы говорите, такое слово, - он делал вид, что старательно вспоминает, - Полукровке. Вспомнил, - он даже усмехнулся и присел, быстро разгибая и сгибая ноги, наклоняясь, веред, ударяя ладонью себя по коленке. А ведь весело, просто сделать удар аналогичным образом, той же монетой
- Урожденная Блэк, теперь Лестрейндж, склоняла голову перед полукровкой Редом, называя его господином. Радикулит не мучает? – он готов был у выпаду, и принял правила игры, которую вела женщина. Ну а что, они как два барана, говорят одно и то же, чтобы ранить больнее, это даже начинало нравиться Поттеру. Он сосредоточился, чтобы из палочки сыпались искры, и теперь медленно, по кругу. Обходил Пожирателя смерти, ожидая ее ответа, или атаки. Она непременно что-то придумает, он должен только успеть выставить защиту, стена магии, не более того. Только вот с такими как она, действовать честно не выходит, у них вои правила, и юноша понимал, что подлость Лестрейндж так же развита, как и ее магический потенциал, добавить к этому большой багаж знаний магии, умению вести бой, и ему проще самому заползти в задницу. Все равно там и окажется, только вопрос времени, как быстро, и как глубоко его засунут. Перспектива так себе, юноша понимал это очень хорошо. Простить Беллатрикс он не сможет никогда, она только теперь своей жизнью может хоть как-то отплатить за смерть Сириуса.  Бродяга защищал его семью, и скорее, Поттер позволит этой женщине узнать, что его имя чисто, в то время как сама она, будет гнить в камере Азкабана всю жизнь, становиться немощной, от присутствия рядом дементоров. Это не так плохо, как смерть, если на это посмотреть с одной стороны, а вот с другой, Гарри бы выбрал смерть.

+3

5

Маленькие детки как-то быстро превращаются в большие проблемы. Особенно, если речь идет про этих мерзких, жалких грязнокровок. Белла всю жизнь потратила на то, чтобы избавить мир от цыплят, жаждущих вылупиться в гнезде орла. Желторотики думали, что они могут все. А в итоге обвиняли других в своих неудачах. Но, конечно, иногда это было даже занятно. Вот как теперь с Поттером. Мальчишка был хуже неубиваемого жука. Иногда начинало казаться, что за ним следом летает невидимый дух, умеющий еще и колдовать. Или сама Судьба вмешивалась в его жизнь. Мадам Лестрейндж в принципе перестала охотиться за мальчишкой, личная вендетта потеряла смысл. Но был один факт, который проигнорировать она не могла. Он все еще оставался жутко раздражающей занозой. И, что особо печально, теперь у него была бузинная палочка. Иногда женщина сожалела, что ее племянник не научился кое-чему у его главного врага. Но, с другой стороны, он мог заразиться этой любовью к ничтожествам, какой позор. Хватало уже того, что натворить успели ее сестра и Малфой. Сейчас пора исправлять старые ошибки. Зачищать то, что явно не верно в корне. То, что Поттер получил свою порцию магии, ее забавляло. Ей нравилась эта игра, несмотря на то, что, кажется, щенок забыл. Играть с ней ее же методами опасно. Она злилась теперь, но злость эта не была чем-то новым, пожалуй. И то, что Лорд – жалкая полукровка, не новость теперь для нее.
- О да, но эта ошибка устранена. Подумай, какую пользу ты принес нам, раскрыв слабое звено, - ей было тошно, что это ничтожество знает обо всем. Что она действительно так ошибалась на счет того, кому подчинялась. Лестрейндж до сих пор пыталась вернуть нечто важное, что утратила. Это была ее честь и гордость. Она готова была разнести весь дом и каждого, кто попадется на ее пути, в тот момент, когда Рудольфус сообщил. Тошнота подкатывала к горлу, но она выстояла, хоть и не смогла пережить известие даже теперь. Правда, сейчас это было не столь уж важно. Мальчишка должен страдать. Он должен получить все то, чего избегал. Хотя, признаться, она хотела сначала сломать его. Заставить упасть так низко, как это возможно. Растоптать мальчишку ей было просто необходимо для собственного спокойствия и самоудовлетворения. И, если этот герой скатится до тех, кого сам презирает, это будет победой куда большей, чем если он умрет, защищая снова каких-то ничтожеств.
- Хотя мне так понравилось, когда ты размахивал палочкой. Ты был так зол. Гарри Поттер использовал Круцио, - она рассмеялась, упиваясь приятными воспоминаниями. Даже та мимолетная боль стоила этого. – Ну же, давай повторим, мальчик, - она взмахнула палочкой, направляя в Поттера пока что просто для задора Круцио. Она не вкладывала в него особо много силы, это лишь игра, пока что. Пусть защитится, он ведь такой умничка. Он начинал обходить ее, и женщина следила за передвижениями этого щенка. – Так жаль, так жаль, сколько уже человек умерло ради тебя, мальчик? Десять, двадцать? Хахаха, - она не теряла бдительности, но это ведь так весело, заставлять его думать о том, о чем он, вероятно, и сам задумывался хоть раз. Эти герои, они такие, вечно сожалеющие, ноющие, считающие, что все проблемы человечества в них. Как же они любят набивать себе цену, смешно. Но, если подумать, проблемы магического мира действительно в этой грязи, которая должна прислуживать, а не лезть выше. Как сорняки, которые они, чистокровные, должны вырвать раз и навсегда. А для этого должны сгнить корни. Наверное, стоит просто найти слабые места этих героев. Надавить, а затем заставить сделать то, чего они действительно хотят – дать шанс убить кого-то. Шанс не обязательно должен быть успешен. Но она хотела видеть это, как герой Британии попытается убить кого-то. Нет. Не ее, это скучно и не интересно. Вот бы он предпринял попытку убить кого-то, вроде Флоры. Но пока это лишь ее фантазии. Сойдет и просто убийство. Оно изменит его, сломает. Такое нельзя забыть, не важно кого ты победил. А, может, он уже? Он уже отнял жизнь Реддла, хоть тот и был ходячим мертвецом.
- Мальчик, скажи мне по секрету, тебе ведь понравилось это. То чувство, когда ты убил Реддла. Это было приятно, не так ли? – она сделала шаг вперед, вновь посылая магию, на этот раз взрывая какую-то мелочь неподалеку от Поттера. Шум и хаос, это ей нравилось. Она играла с ним, готовясь защищаться, разумеется. Но это не нападение. Это просто разговор, со спецэффектами, красивыми взрывами и салютами, если надо. Но, конечно, долго это продолжаться не может. И он ей нужен крепко связанным. Мальчишка, к ее разочарованию, палочку умел держать крепко. Так что она сделала выпад резко, в одно мгновение сменив положение тела, направляя магию пут в мальчишку, а следом еще одну. Заклинание, сбивающее с ног даже самых сильных. Круцио, которое она так любила, и которое, кажется, начал осваивать Поттер. Но у него выходило плохо. В этом смысле он слаб, не умеет использовать то, для чего нужны особые эмоции и чувства. Может, в нем не было этого просто. Пока что не было. Но ведь можно отнять всё и всех, дать почувствовать одиночество, отчаяние. То, что было в прошлом году. Заставить его забыть о нормальной жизни, семье. Любая девушка, что окажется рядом с ним, будет целью. Любой его друг или член семьи. Она не будет охотиться за ним, нет смысла. В конечном счете, когда он сломается, когда не останется ничего светлого в его сердце, и магия, темная магия, окажется для него самым верным решением. Вот тогда она будет рада сразиться. Правда, это означает, что она осознанно бы выращивала себе врага, который будет опасен. С бузинной палочкой он и теперь представлял угрозу. Поднимая пыль в воздух, она сменила положение, оказываясь позади Поттера и готовясь к новой атаке.

Свернутый текст

Incarcerous - создает реальные путы, стягивающие ноги, руки и вообще обездвиживающие.
Crucio - непростительное пыточное проклятие заставляет жертву испытывать сильную боль во всем теле.
Bombarda - заклинание взрыва.

+2

6

Столкновение с Пожирателями смерти началось очень рано, он был совсем ребенком, но теперь, после стольких лет, Гарри мог с уверенностью сказать, ничего фактически не изменилось. Борьба продолжалась, и после кончили Волдеморта, но теперь могло все кардинально измениться. В чем гриффиндорцу не приходилось сомневаться. Обозленные поражением Пожиратели смерти едва ли успокоятся. Они будут продолжать террор, нет сомнений, чистокровные для них неприкосновенны, и должны царствовать надо всеми. Поттер рассчитывал, что после того, как Темный Лорд останется частью истории прошлых лет, все немного затихнет, но нет, казалось, все только начинается. Теперь, когда нет цели, убить исключительно его, как мальчика из пророчества, все может очень сильно измениться. Это уже происходило, но женщина, стоявшая перед ним, не прощает ошибок, допущенных собственноручно. Она подчинялась полукровке, и даже понятно, почему она теперь психует, как запертая дома школьница. Обиделась, явно.
- Подумай, насколько все вы тупые, раз без моей помощи понять не смогли, и очевидного увидеть, - он фыркнул, какая же она бестолковая. Теперь, пытаться сделать вид, что все в порядке, явно глупо. Ей тяжело, а ему ее не жалко, и не жалко никого из тех, кто носит эту проклятую метку. Они могли бы быть полезными для мира магии, помогать другим, но вместо этого, их физиономии красовались на всех плакатах о розыске. Мечта, не сказать иначе, идеальная жизнь. Аристократия, как они сами себя называли, теперь они вынуждены скрываться, и вот, злиться без причины. Ее заклинание он отразил, он был готов к этому, готов к возможной атаке, и был сконцентрирован. Только вот она была по больному. Он был на самом деле виновен во всех этих смертях, но не мог ничего изменить, не мог переубедить людей не бороться. Они сражались за мирное небо над головой, за собственную свободу, желая лучшего будущего для нового поколения. Волшебники сражались друг за друга, за жизнь, которую кто-то отдал, чтобы могли идти вперед другие.
- Они боролись против тех, кого нельзя назвать человеком. Ты и тебе подобные, это просто кучка помешанных фанатиков, - Гарри испытывал боль, горечь за всех, кто погиб, но он также помнил слова Дамблдора, - Не нужно жалеть мертвых, жалеть нужно живых, - ему не все равно, но чувство вины ему не поможет сейчас, и не поможет никому. Парень должен прекратить постоянно думать о том, что он виноват. От этих мыслей ему не станет легче, а его слабостью могут воспользоваться такие, как мадам Лестрейндж. Гарри устал постоянно бороться, но рано опускать палочку. Он станет аврором, и непременно отправит эту женщину и ее приятелей в Азкабан.
- Он убил себя сам, потому что не понимал материй магии. Я победил его, но не убил, - приходилось поправлять взрослую волшебницу. Удивительно, но факт, и ничего тут не сделаешь. Он начал злиться, и палочка в его руках началась вибрировать.  Он создал вокруг себя оранжевую сферу и не двинулся с места, когда Лестрейндж использовала против него магию. Если она хотела с ним поиграть, и считала себя умелой волшебницей, он покажет ей, что может этот артефакт в руках мага, который по праву использует бузинную палочку. Ему лучше найти способ научиться, пока он не контролировал силу, но сейчас этого не нужно делать. Он злился, и, кажется, палочка это чувствовала, словно знала. Гарри помнил историю этого артефакта, но ему было все равно.
- Sectusempra – направив палочку прямо в грудь женщины, Поттер использовал чары, и тут же его защитный купол прекратил свое действие, но точно также, ему не было особо интересно. Он не спешил, просто смотрел, как луч послушно устремился в сторону врага, и только крепче сжал волшебную палочку. Если ей нравилось над ним издеваться, то сегодня время очень неудачное для того, чтобы это сделать. Гарри не был настроен на битву, чтобы потерпеть поражение. Легко использовать палочку не получится, но лучше так, чем потом жалеть о том, что не попытался стереть ухмылку с этого лица. Место Беллатрикс в Азкабане. Она наверняка скучает по своей камере и цепям, и Гарри непременно поможет ей попасть в это место снова, как только она закончит свои речи и поймет, что теперь изменилось все не только для них. Столько лет прошло, он терпел, но больше не было никакого желания оставаться в стороне ото всего этого. Пора менять все кардинально, и прежде его участие было не полным. Но школа практически закончилась для него, он станет аврором, и тогда их встречи могут быть регулярными.

Свернутый текст

Sectusempra – (знают только Гарри Поттер и Северус Снейп) испещряет объект глубокими сильными порезами.

0


Вы здесь » Hogwarts and the Game with the Death » Магический Лондон » По следам улиток